Сноуден на самом деле работает на Путина

Путин Появление Сноудена на мероприятии, которое многие назвали бы пропагандистским, вызвало критику его мотивов.

По мнению журналиста The Washington Post Адама Тэйлора, одним из наиболее сюрреалистичных моментов в ходе прямой линии Владимира Путина стало появление Эдварда Сноудена. Разоблачитель Агентства национальной безопасности США спросил у президента, применяет ли Россия методы массового сбора информации. Ответ Путина был твердым: мы этим не занимаемся.

Глава российского государства отметил, что для начала слежки в отношении конкретного человека спецслужбам требуется разрешение суда. «И поэтому массового характера, не избирательного, у нас нет и в соответствии с законом быть не может», — заявил Путин. «Но самое главное, что все-таки у нас специальные службы, слава богу, находятся под строгим контролем государства, общества, и их деятельность регламентирована законом», — добавил он.

Президент выглядел уверенным в ответе, но соответствует ли сказанное им действительности? — задается вопросом автор. Не совсем, отвечает главный редактор сайта agentura.ru Андрей Солдатов.

По словам эксперта, у России имеется собственный аналог американской PRISM. Он называется СОРМ и существует с 1995 года. Собеседник издания также обращает внимание на три ключевых пункта в словах российского лидера, которые он называет «полуправдой» или «ложью». Во-первых, Путин заявил, что для начала слежки сотрудникам ФСБ требуется разрешение суда. В теории дело так и обстоит, но на практике ордер показывать не обязательно: у телекоммуникационных компаний и интернет-провайдеров все равно нет нужной категории допуска к секретной информации.

Во-вторых, Путин намекнул, что российская Госдума осуществляет парламентский надзор над ФСБ. Это не так, утверждает Солдатов: в Думе существует Комитет по безопасности, однако на деле спецслужбы перед ним не отчитываются.

Наконец, Путин отметил, что «и технических средств у нас таких и денег у нас таких нет, как в Соединенных Штатах». Это не совсем верно, считает Солдатов. Крупнейшее ограничение слежки ФСБ в том, что российские системы коммуникаций, к примеру — соцсеть «ВКонтакте», в отличие от американских, редко используются за рубежом. Это дает США очевидное преимущество, но не имеет отношения к дискуссии о внутренней массовой слежке.

Появление Сноудена на мероприятии, которое многие назвали бы пропагандистским, вызвало критику его мотивов. Так, профессор Нью-Йоркского университета Марк Галеотти назвал его вопрос «глубоко лицемерным». Солдатов с ним не согласен. «Это хорошо, — заявил он изданию. — До сих пор Сноуден и Гринвальд (журналист Гленн Гринвальд, сотрудничающий со Сноуденом. — Прим. ред.) отказывались говорить о слежке в России. Вместо этого они говорили, что выбрали эту страну не из-за ее внутренней политики, а потому что она не выдаст Сноудена». Солдатов надеется, что теперь в России начнется дискуссия, подобная той, которую разоблачения Сноудена вызвали в США.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *