Пресс-конференция в воскресенье: Гран При Бахрейна

Льюис Хэмилтон,Нико Росберг,Серхио Перес 1. Льюис Хэмилтон (Mercedes) 2. Нико Росберг (Mercedes) 3. Серхио Перес (Force India)

Интервью на подиуме

Вопрос: (Брайан Джонсон) Какая гонка! Льюис, каково это – выиграть 900-й Гран При в истории Формулы 1?
Льюис Хэмилтон: Здорово, что посмотреть первую вечернюю гонку на этой трассе собралось столько болельщиков! Я благодарен команде Mercedes, она много и напряжённо работала, чтобы мы могли выигрывать гонки. Это моя первая победа в Бахрейне, мне потребовалось много времени, чтобы этого добиться.

Вопрос: (Брайан Джонсон) Пожалуй, эта гонка была одной из самых захватывающих за долгое время, не так ли?
Льюис Хэмилтон: Согласен! Нико великолепно боролся от старта до финиша, но борьба была очень корректной, хотя сдерживать его было сложно. Мне удалось создать отрыв, но Нико был очень быстр на более мягких шинах, так что мне пришлось обороняться буквально на пределе. Было весело, но когда я первым пересёк линию финиша, то испытал настоящее облегчение!

Вопрос: (Брайан Джонсон) Что ж, примите поздравления, фантастическая гонка! Нико, вы оставили за собой лучший круг и сделали этот Гран При одним из самых интересных за последние два года!
Нико Росберг: Мне не нравится финишировать позади, но гонка действительно была одной из самых интересных в моей карьере. Надеюсь, зрителям тоже понравилось. Сегодня был день настоящей Формулы 1, «Серебряные стрелы» устроили настоящее шоу – хочется верить, болельщики остались довольны, а я постараюсь выиграть следующий этап.

Вопрос: (Брайан Джонсон) Серхио, каково вам было ехать за гонщиками Mercedes, и что вы чувствуете, вновь оказавшись на подиуме? Вы довольны?
Серхио Перес: Конечно, ведь с прошлого подиума прошло много времени. Этот результат очень важен – всего третья гонка за новую команду получилась такой удачной! Тактика была рискованной: до выезда автомобиля безопасности все складывалось спокойно, но затем нам пришлось перейти на вариант с двумя сменами шин, как и соперникам из Red Bull Racing. К счастью, мне удалось довести дело до конца – ещё круг, и я не смог бы удержать Даниэля Риккардо.

Пресс-конференция

Вопрос: Льюис, великолепное сражение с Нико! Каково это, вести столь плотную борьбу с напарником, и что значит для вас сегодняшняя победа?
Льюис Хэмилтон: Уик-энд начался очень неплохо, но затем я несколько потерял в скорости, а Нико прибавил. Я понимал, что мне нужен отличный старт, и ситуация складывалась в мою пользу, если не считать момент появления на трассе машины безопасности.

Я не побеждал в Бахрейне с 2004 года, когда финишировал здесь первым в Формуле 3 – ждать пришлось долго. За автомобилем безопасности мы с Нико оказались на разных шинах, и гонка получилось одной из самых непростых. В предыдущий раз нечто подобное случилось в Индианаполисе в 2007-м… Нико пилотировал фантастически, а когда сражаешься с напарником, сложно принять правильное решение – какую сторону трассы занять, когда начинать торможение. Это было потрясающе!

Вопрос: Нико, ваше мнение? Вы пытались контратаковать Льюиса сразу после старта, в четвертом повороте, прессинговали на 18-19 кругах и вели борьбу на последних километрах. Чего-то подобного можно ждать на протяжении всего сезона?
Нико Росберг: Старт прошел не идеально. В целом я неплохо сорвался с места, но Льюис среагировал чуть лучше. Сегодня я был чуть быстрее, пытался атаковать в конце первого отрезка, но не удалось. Мы попытались скорректировать тактику, чтобы получить шанс на обгон в конце гонки. Таким был план ещё до старта, он себя оправдывал, и я старался поддерживать высокий темп на более жестких шинах, понимая, что на последних кругах с мягкой резиной у меня будет возможность прессинговать. Сражение получилось плотным, но, к сожалению, оно закончилось не в мою пользу. Льюис отлично оборонялся, хотя я действовал бескомпромиссно, поскольку выступаю в гонках исключительно ради победы.

После недавней волны критики сегодняшний день получился очень неплохим для Формулы 1 – уверен, завтра недовольных комментариев будет меньше. Здорово, что в этом есть заслуга «Серебряных стрел», но лично я огорчен вторым местом.

Вопрос: Серхио, с того момента, как вы в прошлый раз финишировали на подиуме в конце 2012 года, у вас был очень непростой период. Что значит сегодняшний успех?
Серхио Перес: Он значит очень много, это особенный подиум! Как вы заметили, период был действительно сложный, в McLaren у меня не было возможности бороться за подиум, а в Force India я уже в третьей гонке квалифицировался четвертым и смог претендовать на столь высокий результат.

Выезд автомобиля безопасности очень осложнил задачу. До того момента ситуация была вполне комфортной, а затем мне пришлось всерьез постараться, чтобы вывести более жесткие шины в рабочий диапазон – это было крайне непросто, ведь сейфти-кар долго оставался на трассе. В результате сразу после рестарта я подлетел к первому повороту бок о бок с напарником, не успел затормозить, заблокировал передние колеса… Мне удалось удержать позицию, а ближе к финишу меня стремительно нагонял Риккардо. К счастью, подиум остался за нами!

Вопросы с мест

Вопрос: (Ральф Бах – Sport Bild) Нико, кто и в какой момент принял решение, что на первом отрезке вы проведете пит-стоп на два круга позже?
Нико Росберг: Стратегию определяет команда, мы четко следовали плану, который обсуждался перед гонкой. Всё было направлено на то, чтобы у меня была возможность атаковать на последних кругах, команда действовала предельно честно, позволив нам вести открытую борьбу. Вряд ли вам нужны дополнительные доказательства того, что мы с Льюисом готовы вплотную соперничать друг с другом, и что здесь нет никакой командной тактики. Мы хотели подарить болельщикам отличное зрелище, и нам это удалось. Впрочем, для меня это слабое утешение – не люблю финишировать вторым.

Вопрос: (Паоло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Льюис, насколько сложно было на более жестких шинах обороняться от атак Нико, ехавшего на более мягких?
Льюис Хэмилтон: Невероятно сложно! Как я уже говорил, это была одна из самых непростых гонок за долгое время. Более мягкие шины обеспечивали преимущество в 0,6 секунды с круга, и мне стоило больших усилий не позволить Нико пристроиться в «воздушный мешок» и подобраться на расстояние, позволяющее активировать DRS. На протяжении десяти кругов я атаковал на пределе.

Мы с Нико не вели столь плотную борьбу со времен картинга – я сказал ему об этом. Не помню, в каком году это было, мы впервые выступали вместе, он лидировал с самого старта, но на последнем круге я провел обгон и выиграл ту гонку. Уверен, сегодня Нико пытался взять реванш – по крайней мере, такая мысль витала в моей голове!

Вопрос: (Винсент Марре – Sports Zeitung) Нико, если бы вы скорректировали тактику уже по ходу гонки, вы смогли бы финишировать первым?
Нико Росберг: Как я уже сказал, все шло по плану, и я сам хотел такую тактику. Вы могли слышать, как по ходу гонки я сказал: «Поставьте мне на второй отрезок более жесткие шины – так у меня будут максимальные шансы атаковать Льюиса ближе к финишу». Повторись та ситуация, я поступил бы так же, стратегия была оптимальной. Да, с точки зрения общих затрат времени она была не лучшей, но при наличии определенной скорости позволяла рассчитывать на борьбу в конце гонки.

Вопрос: (Михаэль Шмидт – Auto, Motor und Sport) Вопрос к гонщикам Mercedes. Перед тем, как машина безопасности покинула трассу, Падди Лоу сказал вам: «Приведите машины к финишу». Для нас это звучало как приказ не атаковать друг друга, вы явно ему не последовали, однако за три круга до финиша Нико ослабил натиск. Что-то произошло?
Нико Росберг: Я понимал, что в тот момент весь мир подумал: «Вот она, командная тактика – в Mercedes все-таки решили её использовать!» На самом деле, посыл был простым: «Парни, просто постарайтесь не столкнуться друг с другом». Собственно, у команды не было необходимости напоминать об этом – нам позволено вести борьбу, мы с Льюисом сражаемся агрессивно, но с должным уважением друг к другу.

Я очень долго ехал в «воздушном мешке», и на последних трех кругах у меня просто стали перегреваться шины. Машина сильнее скользила, я не мог подобраться ближе к Льюису. Кроме того, в случае с гибридной силовой установкой заряд мощности не постоянен. Иногда его чуть больше, иногда – чуть меньше, и здесь сложно уловить оптимальное значение. В какие-то моменты мне просто не хватало дополнительной энергии для ускорения…

Льюис Хэмилтон: Мне нечего добавить. Мне повезло, что шины не потеряли эффективность на последних трех кругах. У Нико темп упал чуть сильнее, и я смог остаться впереди.

Вопрос: (Кейт Уолкер – crash.net) Нико, вы сказали, что открытому соперничеству с Льюисом помогает взаимное уважение, однако сегодня вы боролись на грани контакта. Опыт совместного выступления в картинге позволяет вам лучше понимать действия друг друга?
Нико Росберг: Нет, я просто атаковал на пределе и старался не допустить контакта. У меня даже не было мысли: «Эй, да мы сейчас столкнемся!» Расстояние оставалось достаточным, хотя с экрана телевизора могло показаться иначе. Неплохая борьба.

Вопрос: (Ливио Орихио – Universo On Line) По-настоящему честная борьба, вы не могли бы описать её подробнее? Возможно, вы говорили себе: «Я догнал его и сейчас точно проведу атаку». А вы, Льюис, наверное, не раз думали: «Нет, не выйдет!»
Нико Росберг: Кажется, я девять раз пытался провести атаку, но Льюис действовал безупречно. Он отличный гонщик и справился с задачей, а я в следующий раз постараюсь сработать лучше.

В кокпите «слепая зона» очень велика, временами я просто не понимал, где находится Льюис, и думал – «Отлично, я все-таки провел атаку» — как вдруг он вновь оказывался впереди.

Льюис Хэмилтон: Аналогично. Нико не раз оказывался в «слепой зоне», я не представлял, где он находится, и старался лишь оставить достаточно места. Невозможно было догадаться, начинает ли он атаку или планирует чуть позже затормозить перед следующим поворотом.

Ситуация была непростой, но, похоже, впервые за долгое время мы получили по-настоящему боевую гонку, и я смог вспомнить навыки, приобретенные ещё в картинге. Применить их в Формуле 1 намного сложнее, но если вдруг получается… Уходить на внешний радиус и тут же снова оказываться впереди, улавливая подходящий момент – когда это удается, испытываешь фантастические эмоции!

Вопрос: (Паоло Ианьери – La Gazzetta dello Sport) Льюис, считаете ли вы сегодняшнюю победу одной из лучших в карьере?
Льюис Хэмилтон: Нужно посмотреть запись, но сейчас мне сложно… Знаете, каждая победа особенная, финишировать первым очень приятно, и сегодня я усну счастливым, но где-то внутри я понимаю, что мне не хватало скорости. Нужно вернуться к работе и во всем разобраться, ведь в Малайзии такого не было. Нико смог взять на вооружение все факторы, которые помогли мне в Сепанге, и еще эффективнее применил их здесь – мне нужно понять, в чём именно он сработал лучше, и попытаться прибавить.

Вопрос: (Кристобаль Розалени – Car and Driver) Серхио, прошлый сезон в McLaren был, возможно, одним из самых непростых в вашей карьере. В этом году у вас снова сильный напарник — Нико Хюлкенберг. Насколько важно для вас все-таки оказаться впереди и добиться подиума, которого не было в McLaren?
Серхио Перес: Очень важно! Когда я перешел в McLaren, эта команда была быстрейшей из всех, кто заинтересовался моей кандидатурой. Стоило им обратиться ко мне, я не стал думать дважды. Вскоре стало понятно, что у нас начались непростые времена, я чувствовал себя крайне подавленным. Присоединяясь к топ-команде, молодой гонщик рассчитывает выигрывать гонки и бороться за титул, но всё обстояло иначе…

В начале этого сезона мне тоже было непросто, я понимал, что машина позволяет бороться за подиум, и добиться, наконец, такого результата – это действительно здорово. Если посмотреть, как сложилась гонка…

Вчера мне удалась неплохая квалификация, но по сравнению с теми, кто остался позади, я оказался в невыгодной ситуации. Например, у моего напарника комплект шин оказался чуть свежее, и при тактике с двумя пит-стопами разница в темпе получилась существенной. Он остановился чуть раньше, опередил меня, потом я вернул позицию, обогнал Williams.

Как сказал Льюис, гонка напомнила времена картинга, когда сражение не прекращается ни на секунду. Правда, когда ближе к финишу машина сильно скользит, а шины быстро теряют эффективность, кажется, что всё не так здорово, но стоило пересечь черту – эмоции были самыми позитивными!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *